ЗАПРЕТНАЯ ДОРОГА. Некоторые тонкости выезда на весенний лед

Очередное ЧП на Байкале в прошедшие выходные едва не обернулось трагедией. В двух километрах от берега под лед провалился автомобиль «Субару».

За рулем «Субару» находилась женщина, в салоне – четверо детей. Водитель проигнорировала запрещающие знаки и выехала на лед. Всем пятерым, к счастью, удалось выбраться из тонущей машины.

Как уже сообщали спасатели, в первой половине марта на Байкале резко ухудшилась ледовая обстановка, что создало новую и вполне реальную угрозу для всех находящихся на льду озера — для людей и автомобилей. Существенные подвижки льда, в результате которых появились метровые трещины, инспекторы МЧС обнаружили во многих местах южной части озера. Немало их и на популярных туристских маршрутах, в том числе и по ледовому пути из Старой Ангасолки в Слюдянку.

— В этом месте отмечается выход воды от двух до пяти сантиметров на поверхности льда, что приводит к деформации и структурным изменениям ледового покрова. Несоблюдение мер безопасности на скользком льду приводит к получению травм участниками переходов, — предупреждает Василий Рыбак, старший государственный инспектор Байкальского участка Центра ГИМС МЧС России по Иркутской области. – Кроме того, многочисленные трещины с выступом воды на поверхность образовались на участке акватории от населенного пункта Ореховая до поселка Мангутай вдоль берега и далее – в сторону станции Шарыжалгай. Здесь ширина только становой трещины местами достигает двух метров.

Провалившись в становую трещину, автомобиль не уйдет под воду полностью.  Но и выбраться самостоятельно из нее не удастся.

По словам инспектора, вторая становая трещина пролегла от поселка Утулик в восточном направлении до Байкальска на удалении от берега от десяти до 150 метров.

ЛЕД – СУБСТАНЦИЯ НЕСТАБИЛЬНАЯ

В связи в усложнившейся обстановкой специалисты Байкальского поисково-спасательного отряда (БПСО) МЧС России опять напоминают: там, где стоят запрещающие знаки и заблокированы съезды, ни в коем случае нельзя выезжать на лед. Тем более, на тяжелых автомобилях повышенной проходимости. Безопасная толщина льда для человека составляет свыше семи сантиметров, для автомобиля – более 20 сантиметров.

20 см льда уже выдержат машину. Но байкальский лед — субстанция весьма непостоянная…

Конечно, сейчас на Байкале лед намного толще. По данным замеров второй половины января, в популярных акваториях Малого моря его толщина уже была такой: в заливе Мухор – 95 см, в Куркутском заливе – 87 см, в проливе Ольхонские ворота – 43 см, между мысом Улан-Хада и мысом Кобылья Голова – 45 см.

Напротив поселка Листвянка толщина льда варьируется от 5 до 35 см. В частности, напротив гостиницы «Маяк» в десяти метрах от берега — 5-6 см, в районе мыса Лиственичный — 8 см.

Толщина льда — не основной фактор. Более важные показатели — наличие промоин и трещин.

Однако толщина льда не является определяющим фактором в вопросе безопасности пребывания на льду, утверждают спасатели. Гораздо более важные показатели — наличие промоин и трещин. По ним данные предоставить невозможно, так как озеро Байкал — живой организм, и ситуация на водоеме меняется стремительно, как это и случилось в первой половине марта.

КОЛЛЕКЦИЯ ПРОВАЛИВШИХСЯ

Между тем, люди, приезжающие полюбоваться зимними байкальским красотами или на рыбалку, чаще всего не задумываются об опасности. А она подстерегает буквально везде – и в южной части Байкала, и на Малом море, где пару недель назад очень повезло ехавшим в уазике (на фото).

  

По словам очевидцев, УАЗ на скорости двигался по льду по накатанной в общем-то колее и в какой-то момент провалился передними колесами в глубокую трещину. Еще бы с полметра, и машина ушла бы под воду полностью. На помощь терпящим бедствие вовремя подоспели два других внедорожника – «Ниссан Патрол» и пикап «Мицубиси». Тросом они выдернули уазик из промоины.

Но далеко не всем так везет.

— Я один раз таких чудиков на Байкале встретил. Подходит к нам мужик в разных тапках и спрашивает: «Парни, а вы не видели, возле какого мыса мы вчера вишневый «Сурф» утопили?». Они накануне к проталине вплотную подъехали, чтобы лодку резиновую выгрузить и рыболовную сеть поставить. Вот и поставили. Сами хоть сумели выбраться из воды…

Этот случай в «Инстаграме» рассказал один из посетителей аккаунта Байкальского поисково-спасательного отряда (irk38mchs) в комментариях к подборке фото провалившихся автомобилей, которую спасатели опубликовали накануне.

В этой фотоподборке – некоторые из спасательных операций, проведенных в последние три года. Как говорят сами инспекторы, это лишь мизерная их часть.

По нынешнему сезону итоговой статистики пока естественно еще нет. Но год назад Семен Белокуров, начальник БПСО МЧС России, приводил такие цифры: «За 15 лет существования Байкальского поисково-спасательного отряда были зарегистрированы происшествия с провалами 163 автомобилей, 30 плавсредств, 14 снегоходов, пяти мотоциклов, трактора, вертолета и самолета. Из них силами наших спасателей было поднято со дна 92 автомобиля, 18 лодок и катеров, шесть снегоходов, два мотоцикла, оба легкомоторных воздушных судна и трактор».

 

РАСЧИСТКА ПОДВОДНЫХ СВАЛОК

В некоторых местах, обычно там, где зимой действуют несанкционированные переправы, дно озера напоминает настоящую свалку – бытовой мусор, автопокрышки, провалившиеся под лед уже проржавевшие машины. Оставлять их тут нельзя, поскольку подобный хлам напрямую влияет на экосистему уникального водоема.

Однако очистку дна Байкала проводят только осенью. Последнюю масштабную экоэкспедицию, названную «Хрустальной глубиной», спасатели-водолазы провели в сентябре 2017 года. Доставали разрушенные береговые ограждения, металлоконструкции, технические отходы судов, автомобильные покрышки и бытовой мусор.

Один из способов, который используют спасатели: специальные понтоны крепятся к утонувшей машине, затем из наполняют сжатым воздухом. Так автомобиль поднимают на поверхность.

Сентябрь для подводных работ выбирают неслучайно: завершается туристический сезон, снижается число отдыхающих и плавсредств, а температура воды оптимальна для погружений водолазов. Кроме того, степень прозрачности, характерная для озера в сентябре, является необходимым условием применения телеуправляемого необитаемого подводного аппарата «Falcon». Его задействуют для обнаружения и подъема крупных объектов с больших глубин.

— Зимой подъемные механизмы можно установить только на толстом льду. А в сентябре мы используем понтоны, которые наполняются сжатым воздухом. Они поднимают автомобиль на поверхность. Далее его катером буксируют к берегу, где уже КамАЗом вытягивают на сушу, — поясняет Николай Рыбаченко, спасатель-водолаз БПСО МЧС России.

Зимой подъемные механизмы можно установить только на толстом льду.

Как говорят сотрудники МЧС, очень важно не только поднять затонувшую технику со дна озера, но и разыскать владельца, чтобы он забрал ее для дальнейшей утилизации. Большая часть таких объектов находится в зоне Прибайкальского национального парка, и оставлять этот металлолом на берегу спасатели не имеют права.

После того, как автомобиль поднят, нужно найти его хозяина.

ЦЕНА СПАСЕНИЯ. В РУБЛЯХ

«Еще раз призываем всех владельцев транспортных средств быть предельно ответственными, ведь от ваших действий зависит судьба озера», — вновь обращают внимание граждан специалисты БПСО МЧС России.

Между тем, в разных регионах страны по поводу несанкционированного выхода на лед свою работу начали законодатели. Лейтмотив: если гражданин нарушил запрет и произошло ЧП, то нужно его обязать оплатить работу спасателей.

Действительно, граждане игнорируют призывы МЧС не выходить на опасный лед, но при этом считают, что спасатели в любом случае обязаны прийти на помощь.

В Приморье, где ледовая обстановка несколько отличается от байкальской, сотрудники МЧС обнародовали суммы, в которые обходится бюджету очередное спасение любителей свежей рыбы, сообщает «Российская газета». Нижняя граница – пять тысяч рублей на каждого нарушителя, которого приходится снимать с льдин. А верхних пределов нет. Ведь, например,

час полета вертолета Ми-8 «съедает» 150-180 тыс. рублей.

Когда в сахалинском заливе Мордвинова около часа спасали с оторвавшейся льдины семь рыбаков, вертолет, две моторных лодки, два снегохода, две «Газели» и работа нескольких сотрудников МЧС обошлись в 158 тысяч бюджетных рублей.

А 30 января сотрудникам МЧС в том же заливе Мордвинова пришлось проводить одну из самых масштабных спасательных операций. В трех километрах от берега припай дал трещину, а после стремительно разрушился. На берег

с оторвавшейся льдины эвакуировали 120 рыбаков-любителей,

из них 73 – с применением плавсредств.

В Сахалинской области сейчас уже подготовили соответствующий законопроект, вводящий штрафы за прогулки по тонкому льду, за выход на зимнюю рыбалку во время действия запрета, объявленного МЧС.

А в Приморье подобный закон действует с прошлого года. Депутаты не стали затягивать с документом после того как МЧС объявило, что всего за два месяца на неокрепшем льду в крае погибли 16 человек.

ШТРАФ ИЛИ ВОЗМЕЩЕНИЕ ЗАТРАТ?

Сейчас штраф, который должны заплатить жители Приморья за выход на тонкий лед, составляет от 500 до тысячи рублей в период ледостава, за выезд на машине – от одной до трех тысяч рублей на человека. Правда, как считают местные наблюдатели, такие штрафы можно приравнять лишь к воспитательным беседам, но никак не к экономическим мерам воздействия на нарушителей…

Зато в Московской областной думе решили не ограничиваться штрафами. К апрелю законодатели Подмосковья выйдут с законодательной инициативой, по которой рыбак, проигнорировавший предупреждения об опасной ледяной обстановке,

обязан будет возместить экстренным службам именно затраты за свое спасение.

А это серьезные суммы.

Хотя и здесь уже начались дискуссии. Так прокомментировал эту законодательную идею Андрей Литовка, официальный представитель ГУ МЧС России по Санкт-Петербургу.

— Сейчас мы говорим о том, что надо платить за спасение со льдины, а завтра начнем брать деньги за тушение пожара, за работу полицейских, за выезд «скорой помощи»? Нет! МЧС – это орган по защите населения в чрезвычайных ситуациях. Что бы ни произошло, мы всегда

придем на помощь и денег за это не потребуем.

В Петербурге работает другая система. Ежегодно МЧС устанавливает период запрета выхода на лед. Если застанем человека на льду во время периода запрета, отвозим его на берег и штрафуем на пять тысяч рублей. Уверен, этого достаточно.

С коллегой согласен и Семен Белокуров, начальник Байкальского поисково-спасательного отряда МЧС России.

— Если есть постановление законодательства, которое запрещает выходить на лед вне установленных мест, а люди умышленно игнорируют правила – они нарушают закон. С нарушителями закона нужно бороться административными мерами. Конечно, нужно штрафовать.

Константин Куликов
Фото, видео: БПСО МЧС России, «Вести-Иркутск»