В гостях у индейцев Оклахомы

Бурятская делегация из Приангарья побывала на традиционном фестивале коренных жителей Америки.

Перелет на другой континент стал ответом сибиряков на недавний визит индейцев на Байкал. Больше суток пути, с пересадками в Москве, Лондоне и Чикаго, прежде чем делегация из Приангарья добралась до штата Оклахома, где проживает наибольшее количество этнических индейцев Америки. В рамках проекта «От человека к человеку», который организовали Университет Оклахомы и Центр бурятской культуры, в Иркутске, на Ольхоне, в Курумкане и Улан-Удэ в августе побывали американцы, познакомились со своими кровными братьями бурятами.

По исследованиям ученых,

коренные жители Сибири и Америки имеют до 38% генетического сходства.

Подтверждают это и историки: заселение американского континента происходило именно с земель нынешней Сибири через Берингию — участок суши на месте нынешнего Берингова пролива, около 15 тысяч лет назад соединявший континенты.

И вот настал черед бурятской группы нанести ответный визит своим американским родственникам. В ее состав вошли музыкант и исполнитель горлового пения Александр Архинчеев из Осинского района, популярный певец из Улан-Удэ Чингис Раднаев, руководитель музыкальной школы в Хужире на Ольхоне Оксана Жамбалова, учитель английского языка из Курумкана Тамара Доржиева, а также иркутяне — художник Влад Урбаханов, исполнительница национальных бурятских танцев Ирина Шоткинова и председатель Центра бурятской культуры Сергей Шоткинов.

Ужин в индейской церкви, которая объединяет в себе традиционные индейские верования и христианство.

— В аэропорту нас встретили наши друзья — Мэри и Татьяна, которые в августе побывали на Байкале, — рассказывает Сергей Шоткинов. — Мы заехали на часок к Мэри перекусить, а потом нас отвезли в окрестности городка Лоутон в «Команчи каунти», где поселили в гостевом домике, стилизованном под ранчо.

На следующий день коренным сибирякам предстояло облачиться в национальные костюмы и вместе с индейцами племени команчи открывать фестиваль «Пау-Вау» .

— Первыми прошли старейшины, затем принцессы в ярких костюмах, — продолжает Сергей. — А следом представили нас. Все шествие проходило под ритмичный бой барабанов и традиционные песнопения. Энергетика потрясающая! После завершения Пау-Вау мы выступили на международном фестивале в городе Лоутон, затем нас перевезли в небольшой городок Норман и поселили в уютных коттеджах Университета Оклахомы.

Индейские принцессы племени команчи на традиционном фестивале индейской культуры Пау-вау в Оклахоме. Несмотря на то что племена стараются сохранить свою аутентичность, культуру, современные веяния все же проникают в традиционные наряды и танцы народов. Платья стали ярче, убранство богаче

В течение всех десяти дней, что сибиряки провели в гостях у американцев, они нон-стоп давали концерты или проводили мастер-классы: по ёхору, горловому пению и игре на моринхуре. И почти каждый день ходили в гости.

— Нас пригласили сразу в шесть домов! — говорит Сергей. — Так что проблем с едой вообще не возникало.Радушные хозяева постоянно нас чем-то угощали и все время дарили подарки.

Хоть и понравились сибирякам национальные индейские и типично американские блюда, но вскоре им захотелось наваристого супа и мяса. Желание гостя — закон, и

индейцы устроили бурятам ужин с барбекю.

— Нас повезли в кафе, типа наших шашлычек, на окраине города, — вспоминают путешественники. — Мы отвели душу, наелись мяса, заодно разговорились с хозяином заведения. Оказалось — он музыкант, играет и поет. Мы попросили его что-нибудь исполнить. Он не только сыграл, но и спел песню в стиле кантри.

Бурятские путешественники тоже не остались в долгу: Чингис и Александр исполнили по песне под гитару. Заглянувшие поужинать

местные фермеры как вкопанные останавливались на входе, аплодировали и очень радовались, когда узнавали, что гости приехали из России.

— Всю нашу поездку нам встречались отзывчивые, добрые люди, — говорит Сергей. — А о том, что у наших стран напряженные отношения, в Оклахоме слыхом не слыхивали. Мы даже специально газеты местные просматривали. Единственный иностранный политик, чье имя один раз встретилось на страницах, — лидер Северной Кореи Ким Чен Ын.

— Действительно, люди — самое прекрасное, что поразило нас в Америке, — вторит художник Влад Урбаханов.

Александр Архинчеев на одном из мастер-классов по горловому пению и виртуозной игре на моринхуре, который гости из Сибири провели для студентов университета Оклахомы. Американцы внимательно слушали и даже пытались повторить. Правда, с первого раза горловое пение не поддалось никому — все же сложная техника, требуются годы тренировок. Зато все отлично станцевали традиционный бурятский танец — ёхор, ведь у индейцев есть схожие движения, с той лишь разницей, что танцующие не держатся за руки

В перерывах между выступлениями в детской больнице, Университете Оклахомы, образовательных центрах и индейской христианской церкви гости ездили смотреть достопримечательности. Например, на гору Скотта — высочайшую точку штата и священное для индейцев место, где раньше проходила граница между племенами команчи и кайова.

— На горе стоят огромные валуны, — рассказывает председатель Центра бурятской культуры Сергей Шоткинов. — По старому индейскому поверью, рассказанному нам Крикет, на этой горе под валунами йети хоронили своих сородичей, а

тот, кто найдет под камнями кости снежного человека, перетрет их в порошок и примет внутрь, обретет его силу.

Но проверять это мы не стали.

В один из дней перед отъездом коренных сибиряков на родину для них провели особый ритуал очищения. Индейцы его бережно хранят и передают из поколения в поколение, а чести пройти его удостаивается не каждый.

— Вечером нас привезли к низкому круглому строению из жердей и войлока, похожему на маленькую юрту, — вспоминает Сергей. — Пол «юрты» также был выстлан войлоком, в середине имелось отверстие, а в земле вырыта неглубокая яма. Нас усадили вокруг нее, индейцы начали заносить раскаленные докрасна куски вулканической лавы. После этого полог закрыли, и мы погрузились в полную темноту, лишь камни краснели по центру. Наш американский друг Кевин рассказал об истории этой церемонии, потом передал по кругу что-то вроде «трубки мира» — обычную папироску с табаком, которую сам и скрутил, а после стал поливать камни водой и сказал, что каждый может помолиться или рассказать все, что у него есть на сердце.

Юрта наполнилась густым паром, и люди заговорили о том, что было на душе, в основном — как рады знакомству и общению друг с другом. Все действо длилось несколько часов, периодически добавляли новые раскаленные камни.

— Мы потеряли счет времени, — говорит Сергей. — Как назывался ритуал, мы не запомнили, но эффект был как после сауны. Вероятно, прошли очищение по-индейски — физическое и духовное.

Эта скульптура — символ глобального переселения всех индейских племен с территории Америки в резервацию в Оклахоме. По пути сюда многие умирали от холода, болезней, и путь этот впоследствии назвали дорогой слез. Символом ее стала скульптура индейца, который едва держится в седле измотанной лошади. «Сейчас у каждого индейца, помимо американского паспорта, есть еще и особое удостоверение, в котором указано, к какому племени он принадлежит».

Ощутили ли буряты свое родство с индейцами за это время?

— Конечно! — отвечает Сергей Шоткинов. — Если внешне мы немного отличаемся, то менталитет — как под копирку. Это ярко прослеживается в нашем отношении ко времени. Когда белому американцу говорят прийти к одиннадцати, он и приходит ровно в одиннадцать.

Что индейцы, что буряты — хорошо, если к половине двенадцатого придут.

Хотя мы все-таки стараемся не опаздывать, особенно на важные мероприятия. Кроме того, у их детей, как и у наших, есть монгольское пятно, а жилище индейцев племени навахо — хоган — как две капли воды похоже на западно-бурятскую деревянную юрту.

В аэропорту все прощались уже словно близкие родственники, а Крикет даже дала волю чувствам и расплакалась.

— Очень эмоциональные и открытые люди, — отмечают наши путешественники. — Мы буквально сроднились за это время. Думаем, еще когда-нибудь съездим друг к другу в гости, а пока продолжим общение по интернету.

Ольга Романова, еженедельники «Пятница», «Копейка»

На главном фото: делегаты из Сибири Ирина и Сергей Шоткиновы с музыкантом из племени команчи (в центре).